EIGHT: eternal game

Объявление



Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » EIGHT: eternal game » - Сюжетная игра » Akt 1. "Я вроде не терялась, но нашлась очень даже некстати"


Akt 1. "Я вроде не терялась, но нашлась очень даже некстати"

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

• Участники
Lucia Rollecheck , Martin Jannsen
• Время и место действия. Погода
Кухня замка. Послеобеденное время.
• Стартовая ситуация
На кухне, куда случайно попала Луция (ведь она шла подальше от источника запаха дыма, не подозревая, что дымит совсем не кухня), по счастливой случайности остался только повар. И теперь польке, и без того вымотанной событиями начала дня, предстоит сыграть гостью замка, а не подозреваемую в убийстве.
• Статус
В процессе.

0

2

Впервые за два года работы в сим месте Мартин был настолько занят. Уже вот некоторое время. Гостей было не мало, всех надо накормить, побаловать чем-то вкусненьким... Но мужчина не жаловался и не расстраивался! Ведь это не только его работа но и хобби, если можно так выразиться. Изменить вкус блюда щепоткой специй или чуть-чуть изменив рецепт, приготовить что-то вкусненькое и ароматное, подать с красивым гарниром, легкой закуской и вином. Так что для Яннсена это было довольно хорошее время. Ведь больше делать то ничего и не надо!
День был немного необычный и задумка угостить гостей расово-верным, швейцарским сырным фондю, полентой и платтером провалилась ибо обед сказали не готовить. Причины ему уж не сказали, но какое дело Мартину до этого? Не сказали так не сказали. Не будет обеда - будет ужин! Или еще что-то. Во всяком случае уже приготовленные продукты вновь заняли свои места в холодильниках и на полках, ножи и прочая кухонная утварь попряталась на местах. Спряталось естественно не все. Голод не тетка, а кушать хочется даже поварам. Решив не отказываться от задумки, но все же ее сократить мужчина принялся за готовку.  Так что вскоре по кухне пошел запах замешиваемой в кастрюле с водой кукурузной муки со специями на слабом огне да шкварчащих на сковородке двух баварских сосисок.
"М-де, шикую. Такие обеды каждый день не то что каша в армии" - подумал повар облизывая в очередной раз деревянную ложку от получающейся каши.

0

3

Когда Луция, окончательно запутавшись в коридорах и слегка подморозив ноги - после ресепшена в направлении её движения ковры резко кончились, пошёл голый камень, а он уже не был таким теплым и мягким, поэтому ступни Роллечек, к тому моменту, как она окончательно растерялась в путанице дверей и возможных направлений, уже неприятно "отвердели" от холода. Но, тем не менее, навстречу ей не попалась ни одна брошенная пара обуви. Поэтому Луция, решив, что пропадать ей всё равно, а ногам нужно тепло, осторожно приоткрыла первую дверь, которая попалась ей на глаза, и тут же отпрянула - это была кухня. Но кухня в очередной раз порушила уже устоявшееся мнение о месте, где была Лутя, так как, вместо суеты поварят и бурления в огромных кастрюлях, там находился всего один человек, который вяло прохаживался между плитой и разделочными столами, что-то всё-таки готовя.
Баварские колбаски?!
От запаха подвело живот, и Луция - да простим ей возобладание аппетита над страхом - уже смелее шагнула в кухню. Еда манила к себе, а уж оправдание полячка собиралась придумать потом. Но именно голод и запах баварских колбасок были виноваты в том, что она потеряла страх. Если их тут не набивают пропавшими туристами, то отчего бы не съесть парочку?
Ах, ну и ещё Луция совершенно забыла, что является здесь вроде как лишним персонажем. Но это же отель! Вряд ли повар знает тут всех постояльцев. Поэтому она рассчитывала перекусить и снова уйти на поиски обуви.
Но сначала баварские колбаски, чёрт возьми.

0

4

Ах эти запахи на кухне сводящие с ума голодный живот и разум подчиняющийся желанию кушать. Мартин любил когда еда издает сильнейшие ароматы - это всегда добавляло людям аппетит и желание скорее перекусить. Так что все здесь находящееся сейчас издавало  аромат заставляющий течь слюнки и у самого повара, который наматывал круги насвистывая какую-то мелодию не известную даже ему самому. В прочем ждать оставалось не долго, сосиски уже прожарились и истекали соком, а полента уже просто доходила на слабом огне, так что на радостях Марти еще раз облизал ложку и внезапно! понял что он тут не один. Ну как внезапно. Он повернулся к лицом дверям ибо что-бы  уже выключить колбаски да переложить их на взятую тарелку. Так он и остановился с тарелкой в руках, с удивлением смотря на оказавшуюся тут девушку. От желания почесать затылок он отказался из за занятых рук, а потому просто обратился к ней:
- Доброго дня, мисс. Вы что-то ищите?
Чуть более внимательно рассмотрев ее, Мартин, как повар бывалый, сразу заметил донельзя голодный взгляд.
"Интересно, на запах шла, или случайно наткнулась?" - с интересом подумал он и продолжил свою фразу:
- Хотите что-то перекусить? - поинтересовался он, выключая плиту и ставя тарелку на тумбочку рядом с плитой.

0

5

Плохо скрытое торжество мелькнуло на лице Луции, когда повар, и сам-то явно не обедавший, застыл перед ней с тарелкой и ложкой в руках, но не завопил что-то в духе: "эй, кто ты?". Значит, предположение первое подтвердилось: повар действительно не знает всех постояльцев, а это означало, что полька была уже на полпути к восхитительным баварским колбаскам. Так. Так. Надо было вспомнить...
"Луция, ты дура. Раньше, когда я была красивой молоденькой девушкой с огромными глазами, мечтающей поступить в Торговую Академию, я верила, что человек - высшее из всех существ. Слышишь меня?" - лицо Людвики, уже потасканное жизнью, но всё ещё остававшееся красивым, возникло перед глазами. - "Но потом я поняла, оказавшись на рынке, что он - карлик, надменный при своем величии и пресмыкающийся, если он на дне жизни. Просто будь надменной, дорогая, побольше цинизма и словоблудия - свет примет за свою". Ох, глупая Людвика, как ты закончила? Была забита до смерти краснорожими торговцами, а жаль. Но совет её, как думала Луция, мог бы сейчас пригодиться.
Луция чуть приподняла подбородок, выпрямила плечи и сдержанно кивнула повару.
- Добрый день. Я хотела бы пообедать, но не хочу смущаться за общим столом. Это возможно?
Ответ на поставленный вопрос повара был дан весьма уклончиво: он подходил и к той ситуации, когда обед уже прошёл, и тогда, когда он ещё только готовился к подаче на стол.
Побольше уверенности, главное, побольше уверенности. Ни капли страха.
Луция постепенно успокаивалась, сохраняя на лице ту печать надменности, которой было одарено большинство представителей встреченной ей аристократии. К тому же, если закрыть глаза на отсутствие обуви, выглядела-то она вполне прилично. Так что...
Поверит? Не поверит?

0

6

Еще раз внимательно осмотрев девушку, Мартин заметил еще и отсутствие какой-либо обуви. Ну да у каждого свои предпочтения. В крайнем случае мужчина отдал бы свои, но то чуть позже. Надо разобраться с гостьей. С голодной гостьей. Повар конечно готовил немного больше чем на одного себя, но и на двоих этого было маловато. Еще взгляд на девушку - выпрямилась, чуть подобралась... то ли растерялась сначала, то ли еще что-то... Ну да это не его дело. Его дело - накормить.
- Конечно мисс. Тем более что мне указали не подавать сегодня обед. - сказал Марти вытирая руки. - присядьте пока что,  сейчас все будет.
Выключил газ под кастрюлей с полентой, аккуратно выложил блюдо на тарелку, аккуратно надрезал, разделяя сие творение на два "блина" и в итоге один из блинов переложил на другую тарелку. На тарелку же девушки, поверх блина легла одна из колбасок и это было поставлено на сиротливо стоящий в отдельности столик с единственным стулом на кухне. Слева от тарелки легла вилка, справа - нож.
- Прошу мисс, приятного аппетита. Если хотите я приготовлю еще что-нибудь. - сказал Мартин повторяя такую же процедуру со своей порцией.

Отредактировано Martin Jannsen (2013-02-13 19:59:33)

0

7

Луция прошла дальше от двери, стараясь не шлепать босыми ногами по полу, и, на секунду замерев у стола, села на стул, уже не пытаясь подражать кому-то из знати, с которой ей приходилось сталкиваться ранее. Луция перестала что-то из себя изображать, но и прямой спины вкупе с строгим взглядом серо-зелёных глаз было достаточно, как ей казалось, чтобы не выдать свое крайне шаткое положение в этом мирке, куда она вторглась.
Притворство, к которому пришлось прибегнуть вначале, было легким, незаметным, но Луция холодела от отвращения, лишь задумываясь о том, что ей придется притворяться и дальше. Притворство для укрепления положения в обществе, ей всегда было отвратительно, поэтому сейчас она вдвойне ощущала себя не в своей тарелке. Даже несмотря на волчий голод. Вообще, пробуждение аппетита у неё было явлением обычным, но раньше, видя, например, робкое выражение на лице матери и движения, похожие на движения зверенка, с которыми Наталья норовила поскорее запихнуть в рот скромный обед, Луция отворачивалась и отодвигала тарелку в сторону сестры, говоря, что наелась на службе, а потом всю ночь ворочалась от голода. Только вот сейчас ей не для кого было отказываться, но и терять голову, несомненно, не стоило. Главное - не вспоминать о глазах мертвой зеленоволосой, а спокойно поесть и продумать свои дальнейшие действия.
Возможно, здесь есть телефон, и можно будет позвонить в полицию. О том, что это подведет и её под подозрение, Луция старалась не думать. Ей нужен был кто-то, кто был бы на её стороне, кто-то не из этого опасного места, кто-то, кто мог бы ей поверить сразу и безоговорочно.
Только где же такого найдешь? И всё же робкая вера проснулась в её сердце, что, стоит ей набрать номер, там, на другом конце провода, откликнется тот, кто поймет её, и придет на помощь.
- Благодарю. - от размышлений её отвлекла поставленная перед носом тарелка, и глухо звякнувшие столовые приборы. Конечно, для утоления голода они были лишь помехой, но Луция взяла нож и вилку, и постаралась приступить к еде со всеми своими познаниями об этикете, чтобы не упасть в глазах повара. И, так как принятие пищи не способствовало разговорам, а смотреть повару в глаза Роллечек не хотела, боясь выдать прячущийся в их глубине страх, она упрямо смотрела в тарелку и молчала.

0

8

То, как вела себя незнакомка, Мартина заметно удивляла. Нет, среди постояльцев было много народу из средних слоев общества, но настолько неуверенно себя еще никто не вел. У Марти создалось двоякое впечатление от девушки. Она может была и удивлена жизнью этого дома и потому так себя вела либо была чем-то напугана, почему-то растеряна. Даже не смотря на явный голод к еде она приступила неуверенно, словно кушать и не хотела. Решив убрать свое любопытство, повар стоя приступил к своему обеду. Получилось очень даже ничего. Как и всегда что-то простое получается вкуснее если применить толику умения и фантазии. Вот такими мыслями Мар и пытался прикрыть свое любопытство. Но удавалось с тем самым любопытством справиться только до конца трапезы прошедшей в тишине. Янссен закончил первым и переложил посуду в мойку, помыл ее, вытер руки, все убрал...
"Как-то странно что за обедом пришел только один человек. Неужто никому кушать не хочется?" - несколько неприятным осадком прошла мысль и продолжилась - "Надо будет пройтись по замку, а то я как всегда отставший от жизни"
В итоге все же любопытство победило и, дождавшись пока девушка доест, Мартин спросил:
- Мисс, вас что-то беспокоит? А то выглядите вы не важно. Может вам лучше отдохнуть?
Благотворительностью Мар не страдал, но все же в некоторые моменты лучше уточнить, а то девушка действительно выглядела неважно. Пусть и пыталась это скрыть.
"Во всяком случае передам ей на руке служанкам, так, на всякий случай" - пролетела мысль
Не подождав ответа, он буркнул что-то вроде "сейчас вернусь" и пошел в соседнее помещение где находились морозильные камеры. Все же скоро ужин и не факт что гости перебьются воздухом. А значит нужно было хотя бы знать что из мяса осталось...

Отредактировано Martin Jannsen (2013-02-17 14:36:13)

0

9

В холодильной камере для мяса, рачительными хозяевами, а, точнее, стараниями не менее рачительной Гертруды, хранилось только мясо и ничего кроме мяса: даже готовые продукты из мяса ставились в другой холодильник, чтобы максимально исключить любую вероятность отравления, поэтому, Мартину до этого момента не было необходимости заглядывать в мясное отделение. Оно, как казалось, было плотно закрыто.
Но, едва повар вошел в помещение, сквозняк, наконец, сделал свое дело. Дверь камеры скрипнула и приоткрылась, являя взгляду странные белые волокна, которые, если присмотреться, оказались белыми волосами. И это уже было странно, потому что на мясе обычно шерсть не растет, тем более такая длинная.
А ещё стало ясно, почему дверь камеры была не заперта: ей мешала кисть руки. Что ж, может быть, горничная решила подшутить над доверчивым работником кухни. Но не слишком ли далеко зашла эта шутка, если она... отрубила себе руку и весьма неаккуратно бросила её в холодильник? Пальцы с аккуратно удаленными ногтями зацепились за край и мешали камере нормально закрываться.
И уж совсем не шутила эта горничная, каким-то чудом лишая себя головы и ставя её на полку, с которой капала кровь в подставленный внизу лоток. А уж в лотке лежало разделанное по всем правилам мясо, да, похожее на вырезку, но выдающее себя характерным цветом и формой аккуратно отделенных ребер.
Эне была мертва. Мертва, разделана и уложена в холодильник. Судя по всему, она даже не мучилась - на мертвом лице застыло спокойное выражение, а волосы были даже по-своему уложены.
И это означало только одно: начало очередного кошмара.

0

10

В воцарившейся тишине Луция могла спокойно собраться с мыслями и решить, что делать дальше. Пункты с обувью можно было пропустить, дальше был только вызов на помощь.
На помощь.
Всем остальным здесь она не доверяла, пусть даже еда была вкусной, а на кухне было тепло, это не давало ей полного душевного спокойствия, которое было до того, как зеленоволосую убили. Правда, там это было скорее последствием от полученной травмы... кстати, как она? Луция пощупала затылок и успокоилась, там была только небольшая шишка. По своей наивности Лутя не была знакома с предписаниями врачей, в которых твердо сообщалось: при любой травме головы всегда обращайтесь к врачу, иначе можете погибнуть даже из-за такой чепухи, как шишка. В любом случае, голова перестала беспокоить Луцию, и это уже было хоть чем-то.
Кусок сорвался с вилки и упал обратно на тарелку. Лутя недоумевающе взглянула на него, снова подцепила и отправила в рот, но даже этот инцидент вызвал в ней новые мысли: а что это за блюдо? Раньше ей не доводилось есть ничего подобного, но это было вкусно. Стоит записать рецепт?
Боже, какая глупость. Еще неизвестно, сколько ей придется жить в этом месте - хорошо бы, если немного, а то ведь... Ох, да она же сойдет с ума в стенах, где уже умер один человек, и неизвестно, один ли. Да и зачем ей рецепт? Его составляющие, наверно, стоят больше, чем вся обстановка их квартиры в Кракове.
- Нет, спасибо. Я в порядке. - снова осторожно ответила Луция. Повар уже ушел в другое помещение, что дало ей понять: вопрос был дежурным. Полька пожала плечами и вернулась к еде.

0

11

Мартин надеялся на вполне спокойную и размеренную жизнь в этом месте. Никаких приключений на пятую точку, только любимое дело. Не маячить лишний раз перед лицом местных аристократов, жить в свое удовольствие. Но к такому он был не готов. В первый момент он подумал что это шутка. Очень неудачная шутка. А потом до него дошел солоноватый запах крови и происходящее превратилось в слишком уж реальную картину. Словно все чувства обострились а адреналин готов был разорвать бешено колочущееся сердце. Капли крови, падающие на пол отдавались многократным эхом в голове, а глаза видели даже самую мельчайшую деталь обезображенного тела. Цвет человеческой плоти и человеческой кости резко отличался от цвета того мяса что разделывал Мартин.
- Scheisse! Scheisse! Gefickte scheisserei nit verteufelte arsch! Warum solche Scheisse ist geshehen?! - голос мужчины дрожал как и он сам и девушке сидящей на кухне явно слышно было не все.
Немного очнувшись от состояния ступора, повар пулей вылетел из помещения и уперся руками в раковину. Белый как мел, с перепуганными глазами и ничего не соображающий. Только что съеденный обед просился наружу, рвотные позывы рвали желудок и горло но в итоге Мартин только сплюнул желчь - дальше дело не пошло, хотя что-что, а желание выплюнуть все, что бы потом не стало хуже. Несколько секунд и он оборачивается на женщину, что зашла сюда ранее.
"И что с ней делать?! Сейчас же будут вопли и визг на которые сбежится весь дом! И во всем обвинят меня!" - подумал Марти едва осознавая что сейчас смотрел больше на нож рядом с девушкой чем на нее саму. - "Так, тихо, спокойно, все равно это сделал не я, уж полиция в этом разберется."
Мысли перебивали друг-друга и если в той комнате его сознание было кристально чистым, то сейчас ему казалось что он напился вусмерть и даже ничего сказать не мог...

0

12

Когда повар влетел обратно в кухню, изрыгая проклятья, Луция невольно ущипнула себя за щеку, уж очень безумно он выглядел. "Порежет!" - мелькнуло у нее в голове, но, вместо этого, мужчина склонился над раковиной с характерным бульканьем.
"Мясо тухлое попалось?"
Если у Луции и оставались какие-то сомнения в адекватности всех жителей этого места, то теперь они потеряли еще добрую половину. Любопытство вообще вредная штука, но полька не хотела учиться на своих ошибках, и тенью скользнула мимо повара, увлеченного процессом общения с раковиной, направляясь прямо к тому помещению, где скрывался ответ. Заходить не стала, но ей хватило очень выразительно торчащей из камеры детали... с пальцами детали...
"Мать вашу! Сумасшедшая страна, психи, нет, черт, что делать-то, а?"
- Ах вы ж сукины дети, - простонала Луция на чистейшем польском, пока содержимое её желудка подступило к горлу, но каким-то чудом удержалось внутри. Слава богу, что она не вспомнила свою язвительную мысль про содержимое баварских колбасок, иначе бы пейзаж стал бы еще более отвратительным, а так... Полька закатила глаза, часто задышала и постаралась просто ни о чем не думать. Старый метод, когда пытаешься думать о чем-то вместо запретной темы, мозг сам сворачивает, а так, в пустоте и зацепиться-то не за что. Ныла щека, потолок был в трещинках, дышать надо было часто, прогоняя тошноту, и, чтоб уж совсем не испытывать судьбу, Луция вернулась в основное помещение кухни, теперь её колотило как в ознобе.
Нет, допустим, она лунатик и пришила зеленоволосую в бреду: чепуха, но допустим. Но этого-то точно она не делала! А значит, и первое преступление не на ее совести.
Взгляд повара, брошенный на нож, послужил сигналом к действию - Луция схватилась за рукоять, накрывая её ладонью: в такой ситуации что-то не тянет о Конституции рассуждать, тем более о уголовных наказаниях. Тем не менее, ей было так страшно, как не было никогда бы еще, и, будь она помладше, на полу бы красовалось две живописных лужи, с двух сторон, так сказать.
- Не ты ведь это сделал? - медленно и четко сказала Луция обезумевшему, на её взгляд, мужчине. Но её трясло, а нож в руке выдавал волнение и готовность устроить на кухне небольшую бойню за жизнь. Иными словами, все произошедшее довело её до ручки, и последние тормоза были потеряны еще на предыдущем повороте. Но повар не был похож на убийцу, он и сам испугался.
Так что... Что дальше? А? Что дальше? Труп, труп, черт!
Мысли снова становились путаными, и с реальностью Луцию связывала только рукоять ножа.

0

13

"Что делать" и "кто виноват" теперь было основной мыслью. Вариантов "что делать" было множество. Сбежать, позвонить в полицию, убрать все это, скрыть или наоборот рассказать... В какой-то момент разум Марти снова стал чистым. В такие моменты  человек по идее и должен лучше соображать, что бы выбраться из неприятной ситуации. А ситуация принеприятнейшая. Краем глаза он заметил как девушка прошла в комнату. И как она вернулась. Он даже ухмыльнулся про себя, представляя ее реакцию - злорадство проснулось не вовремя. Но обломалось и в некотором смысле повар был даже рад. Убирать не придется и затыкать излишне крикливый рот тоже. Но девушка оказалась не промах и уже стояла держа в руке нож. Тот самый на который смотрел Мартин. Причем держала его пусть и дрожащими руками. Мужчина, даже  со всей свой выдержкой, спокойным не выглядел. Можно было даже заметить как его била мелкая дрожь и как тяжело он дышал.
- Мисс, поверьте мне, но это сделал не я... Я даже ума приложить не могу как это могло произойти, ведь я видел Гертруду утром. И большую часть времени провел тут... А пока, мисс, отпустите лучше ножик. - Мартин смотрел на девушку с явным подозрением.
Слишком уж явно он воспринял такое спокойствие незнакомки. Либо она была к этому привычна, а значит могла это сделать, либо у нее стальные нервы. Но второе отпадало после первого впечатления о ней, когда она появилась на кухне. Хотя и на убийцу она не тянула. Тем более на первоклассного "мясника" способного разделать человека по всем правилам.
Внимание Марти было сосредоточенно на ноже, что был в руке девушки. Ему то что? Он человек умелый, как от такого избавиться знал... А пока просто сделал шаг назад. На всякий случай.

0

14

"Ну да, конечно. Я ему верю. Самой бы поверить в его невиновность"
Логика подсказывала: ну не мог он так быстро разделать труп, да и дергаться с таким лицом не стал. Но вдруг он участвует в заговоре или еще что? А?! Нет, нужно было немедленно собраться и успокоиться...
- Не ты. Кто тогда? - предложения Луции сводились к паре слов, чтобы не потерять над собой контроль и не завизжать от страха: боже, это просто какой-то сумасшедший дом, гротескная пародия на реальность, так не бывает.
Зато с именем мертвой тоже определились, Гертруда какая-то. Только ей, знаете ли, имя уже не поможет, вообще не важно, когда ешь мясо, как звали коровку, из которой его нарезали.
Тьфу, черт.
Снова подкатила тошнота, и Луция покачнулась, но снова выпрямилась, держа нож вертикально, отчего создавалось впечатление, что он является осью ее упора, не дающей рухнуть окончательно. Впрочем, он таковым и являлся, но скорее для ее сознания.
- Опустить? А что если сюда ворвется тот, кто это сделал, если это не ты?
Одни вопросы, одни вопросы, начать бы говорить что-то по делу, что-то утверждающее, а не тонуть в липкой паутине накопившихся вопросов, которые и так ей голову кружили.
- Соображаешь? Я хочу остаться в живых.
Да, пожалуй, это было единственным ее желанием...

0

15

Вроде и успокоился, а вроде и сердце стучит в бешеном ритме, отдаваясь болью в висках. Сейчас было две проблемы, а именно труп в холодильнике и девица с ножом. И вторая проблема была насущнее ибо что она сможет натворить, доверься Мартин ей... Уж получить нож в спину не лучшая перспектива. Хотя и сесть на пожизненное за убийство которое не совершал тоже плохая идея, тут уж между молотом и наковальней. Но напуганная девушка с ножом это первоочередная проблема.
- Сам бы хотел знать. - тихо ответил Марти смотря девушке в глаза и делая шаг назад. - Мисс у вас есть лишь мое слово. Мы можем вызвать полицию и ждать вердикта. Но клянусь что это сделал не я.
Девушка стоически терпела. То ли боль, то ли еще что-то, то ли из-за вида открывшегося такое происходило... Так и до состояния аффетка не далеко. Именно такая мысль пролетела у повара.
"Ладно, третий вариант" - меня зарежет девушка которую я только что накормил.  Еще как вариант, Мартин воспринимал силовой метод обезоруживания девушки. На это у него умений и силы точно уж хватило бы.
- А если сюда ворвется тот кто это сделал - этот ножик вам вряд ли поможет. А так мне спокойней будет. Так что давайте сядем  и просто решим что делать... Ибо я тоже хочу жить и хочу с этим всем разобраться.
На всякий случай Мартин сделал небольшой шаг вперед готовясь решить вопрос силой.

0


Вы здесь » EIGHT: eternal game » - Сюжетная игра » Akt 1. "Я вроде не терялась, но нашлась очень даже некстати"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC